Разное

Король пустыни – Глава первая – «Я Король пустыни и только мне одному известно, где ее сердце».

Сериал Автокороли пустыни смотреть онлайн бесплатно в хорошем качестве

Семья МакКлюров покупает классические американские автомобили, реставрирует их, и потом выставляют на аукцион. Появляется немало желающих приобрести автомобиль «с историей», ведь у каждого авто, которое попадает на предприятие «Desert Valley Auto Parts» есть своя легенда. Рон и Джейсон МакКлюр лично занимаются ремонтом и реставрацией своих детищ, вкладывают в них душу. Тот автомбиль, который совсем недавно напоминал развалюху и был привезен на свалку, вскоре имеет совершенно иной вид, находится на полном ходу и поблескивает отполированными боками. Разве не чудеса творят отец и сын МакКлюр на своих сорока гектарах в Аризоне, отданных под свалку изживших себя авто…

На этой странице Вы можете посмотреть все серии сериала Автокороли пустыни в хорошем качестве.

Оставьте комментарии к сериалу Автокороли пустыни — другим киноманам, как и Вам, всегда приятно почитать мнения и отзывы других пользователей.

Кроме сериала Автокороли пустыни Вы можете на нашем сайте смотреть онлайн и другие любимые сериалы.

kinoboom.su

Ма аль-Айнин, «король пустыни». Как французы захватывали Сахару

Бескрайние пески Мавритании и Западной Сахары долгое время оставались совершенно непривлекательными для европейских колонизаторов. Хотя еще в конце XVIII века Франция заключила первые торговые соглашения с мавританским эмиратом Трарза, проникать вглубь Сахары французские власти не собирались. Их вполне устраивало развитие торгового оборота с мавританским эмиратом, поставлявшим ценившийся в Европе гуммиарабик. Что касается внутренней Мавритании, то она представляла интерес лишь для энтузиастов — путешественников вроде Рене Кайе или Леопольда Пане. Кайе стал первым из европейцев, которому удалось достичь легендарного малийского города Томбукту. Именно он развеял господствовавшие в тогдашней Европе мифы о мнимом богатстве этого города. Оказалось, что жители в Томбукту живут столь же бедно, как и в других городах Сахеля. Побывал Кайе и в мавританском эмирате Бракна, где чудом сохранил свою жизнь, выдав себя за араба. Леопольд Пане отправился в Мавританию с целью посетить Шингетти — небольшой город, считавшийся местным культурным и религиозным центром, мавританским аналогом малийского Томбукту. И также, как и Рене Кайе, Леопольд Пане был разочарован посещением Шингетти — это было обычное селение в пустыне с глиняными домами и нищими жителями.

Если Кайе и Пане были путешественниками — этнографами и географами, то французский офицер Луи Леон Сезар Федерб занялся изучением Мавритании, руководствуясь практическими соображениями. Ко второй половине XIX века Франция прочно закрепилась на сенегальском побережье, были созданы французские торговые фактории на реке Сенегал. Однако и местное чернокожее население, и французские колонисты страдали от постоянных набегов воинственных арабо-берберских племен с территории Мавритании. Федерб, служивший в должности губернатора Сен-Луи, сформировал из сенегальских негров отряды «верблюжьей кавалерии», обученные бою в условиях пустыни, и стал направлять их в земли мавританских эмиратов Трарза и Бракна — для ответных набегов. В конце концов, мавританские эмиры в 1858 году были вынуждены подписать соглашение о том, что не будут нападать на французские владения в Сенегале. Но эти договоренности, хотя и отразились на положении Сенегала, отнюдь не гарантировали безопасности французским торговцам и путешественникам в самих мавританских эмиратах. Огромные пустынные территории, по которым перемещались отряды «людей пустыни» — кочевников из племенных конфедераций мавров — оставались «терра инкогнита» для европейцев. Немногочисленные смельчаки, отваживавшиеся проникнуть в мавританские эмираты, рисковали своей жизнью.

В конце XIX века Франция окончательно утвердилась в Сенегале, а Дакар стал административным центром новой колонии — Французской Западной Африки. Завоевание мавританских эмиратов в планы Парижа не входило — французское руководство было убеждено, что «поживиться» в пустынной стране нечем. Да и общественность Франции не поняла бы ввязывания страны в очередную войну. Но на рубеже XIX — ХХ вв. внимание Франции привлекло богатое Марокко. Французскому политическому и военному руководству стало ясно, что покорение Марокко невозможно без предварительного «усмирения» мавританских эмиратов. Но подчинять Мавританию военным путем французы не хотели. На некоторое время французскими властями Западной Африки была принята на вооружение концепция мирного проникновения в Мавританию, автором которой был Ксавье Копполани (1866-1905) — удивительный человек, офицер, дипломат и ученый. По происхождению лейтенант французской армии Копполани был корсиканцем, но с детства жил вместе с родителями в Алжире. Это и предопределило его интересы. Хотя он состоял на французской колониальной службе, это не помешало ему стать первоклассным ученым и составить блестящий труд по истории североафриканских мусульманских братств — «тарикатов».

Суть предложенной Копполани «миротворческой концепции» заключалась в утверждении французского влияния в Северной Африке посредством самих шейхов племен. Главное, как считал Копполани, — убедить шейхов, что французы не собираются менять исконный порядок, после чего уже сами шейхи обеспечат лояльность остальной части туземного населения. Но добиться доверия шейхов можно лишь с учетом знания реалий местной жизни, арабского языка и традиций. Концепция Копполани, который был решительным противником применения насильственных методов покорения североафриканских территорий, в тот период прекрасно удовлетворяла интересы французского руководства, поэтому и была принята на вооружение в качестве основы французской политики в Сахарском регионе. Сам Ксавье Копполани был назначен поверенным в делах Франции в Мавритании. В 1902 г. Копполани отправился в Мавританию, где встретился с целым рядом авторитетных мусульманских шейхов и «хасанов» (мавританское общество имеет две верхние группы — аристократов «хасанов» и священнослужителей «марабутов»). Ему удалось убедить мавританских лидеров в преимуществах, которые они получат в случае установления французского протектората. В конце концов, эмиры Трарзы и Бракны согласились на покровительство Франции. На их территории были созданы французские военные посты, а сам Копполани был назначен правительственным комиссаром в Мавритании.

Но подчинение французскому покровительству южномавританских эмиратов Трарза и Бракна не устраивало амбициозного Копполани. Он «замахнулся» на наиболее закрытый для контактов Адрар — внутренние районы Мавритании, населенные враждебными к европейцам племенами. Именно Адрар был центром мавританской культуры, здесь находился знаменитый оазис Шингетти, который еще в Средние века, во время господства могущественной династии Альморавидов, превратился в религиозный центр всей западной части Сахары и лишь затем уступил это положение более крупному малийскому городу Томбукту. Шейхи Адрара считались наиболее жесткими сторонниками сохранения традиционного образа жизни и были крайне негативно настроены к проникновению в страну европейцев. Тем не менее, Ксавье Копполани рассчитывал, что сможет «умиротворить» и воинственный Адрар. В январе 1905 г. во главе отряда из трехсот французских солдат и воинов, предоставленных эмирами Трарзы и Бракны, Ксавье Копполани отправился в Адрар. Однако в один из вечеров на лагерь экспедиции напали кочевники. Копполани был смертельно ранен и через несколько часов умер.

Ма аль-Айнин, «король пустыни». Как французы захватывали Сахару

Как оказалось, за нападением на экспедицию Копполани стоял шейх Ма аль-Айнин (1831-1910). Его полное имя звучало как Мухаммад Мустафа ульд Шейх Мухаммад Фадиль бен Мамин аль-Калками. Он был сыном шейха Мухаммада аль-Фадиля — основателя религиозного братства Фадилия, пользовавшегося большим влиянием среди кочевых племен Западной Сахары, Мавритании и Марокко. В 1860 году Ма аль-Айнин возглавил собственное братство Айнийя, созданное на основе одной из ветвей братства Фадилия. Долгое время он жил в Алжире, затем в 1887 году получил должность каида от султана Марокко. Ма аль-Айнин был человеком, как бы сейчас сказали, «старой формации». Он походил на средневековых шейхов — духовных вождей, часто возглавлявших мощные народные движения в районах Сахары и Сахеля. С собой Ма аль-Айнин возил сундук со старинными манускриптами, а его перу принадлежало авторство ряда религиозных трактатов.

Во время своих многочисленных путешествий Ма аль-Айнин приобретал все больший авторитет среди кочевников Южного Марокко, Западной Сахары и Мавритании. Он заручился поддержкой марокканского султана Мулая Абд аль-Азиза, который в 1897 году разрешил Ма аль-Айнину открыть завии (центры) своего братства Айнийя в крупнейших городах Марокко — Фесе и Марракеше. Затем Ма аль-Айнину султан Марокко доверил руководить строительством в Сахаре, в области Сегиэт эль-Хамра, города Смара, который должен был включать крепость, мечети и крупный рынок. Смара стал одним из наиболее успешных проектов сахарского градостроительства, уже вскоре после создания превратившись в крупный торговый и культурный центр региона. Сам Ма аль-Айнин, помимо общего руководства, возглавил созданное в Смаре духовное училище с библиотекой.

Ма аль-Айнин, «король пустыни». Как французы захватывали Сахару

В отличие от эмиров Южной Мавритании, Ма аль-Айнин оставался последовательным противником французского проникновения в Сахару и любого европейского влияния в регионе. Смара, где обосновался Ма аль-Айнин, превратилась в цитадель антиколониального сопротивления народов Сахары. Шейх призывал сахарские племена отложить все внутренние противоречия и объединиться для джихада против французских и испанских колонизаторов (к этому времени Испания также утверждала свое влияние в Западной Сахаре). Постепенно Ма аль-Айнин и его идеи противостояния европейской экспансии приобрели огромное влияние среди разнородной массы населения, проживавшего между Сенегалом и Южным Марокко. Большую поддержку Ма аль-Айнину оказывало Марокко. Фактически, конфликт в Адраре между Ма аль-Айнином и французами — это и был конфликт между Марокко и Францией.

Несмотря на возраст, а Ма аль-Айнину на момент активизации вооруженного противостояния с французами, было уже за семьдесят, он лично возглавил партизанскую войну против французских колониальных войск. Отряды кочевников использовали тактику молниеносных нападений на французские военные посты. Во время одного из таких нападений и был убит Ксавье Копполани, в котором Ма аль-Айнин видел большую опасность — ведь Копполани был одним из немногих французских военных, которые могли не только воевать, но и договариваться с шейхами племен.

Ма аль-Айнин, «король пустыни». Как французы захватывали Сахару

Ма аль-Айнин опирался на поддержку племенной конфедерации регейбат, кочевавшей на бескрайних просторах Сахары от Марокко до Мали и Сенегала. Регейбат одержали победу в межплеменных войнах с племенами улад гайлан (1899-1904) и аулад джерир (1897-1909), в результате которых установили контроль над территорией Адрара. Затем регейбат подчинили и племя улад-бу-сбаа. Таким образом, Ма аль-Айнин превратился в главного и наиболее опасного противника французской колониальной экспансии в Западной Сахаре. Долгое время он пользовался всесторонней поддержкой марокканского султана Мулая Абд аль-Азиза, но затем французское руководство все же вынудило султана прекратить помогать Ма аль-Айнину. Тогда «король пустыни» отреагировал на «предательство» Мулая Абд аль-Азиза по-своему — он поддержал его конкурента в борьбе за султанский престол Абд аль-Хафида — брата султана, который давно претендовал на марокканский трон. Но затем испортились отношения и между Хафидом и аль-Айнином. В конце концов, Ма аль-Айнин сам провозгласил себя султаном и объявил джихад французам в Южном Марокко.

В 1907 г. французский полковник Анри Жозеф Гуро получил приказ об усмирении Адрара. Но лишь в январе 1909 г. под командованием Гуро (на фото) вглубь страны выступили французские колониальные войска. Они включали в себя отряды «верблюжьей кавалерии», набранные из представителей местных племен и обученные французскими офицерами. Война отличалась большой жестокостью. Французские отряды избрали тактику захвата источников, на которые кочевники приводили свои стада на водопой. Ма аль-Айнин, «король пустыни». Как французы захватывали Сахару Одновременно захватывались и стада, бывшие фактически единственным богатством сахарских номадов. В условиях, когда стада и источники оказывались в руках французов, перед кочевниками не оставалось иного выхода, как сдаваться. Наконец, весь Адрар был оккупирован французскими войсками. В Адраре и Шингетти были основаны французские военные посты, а войскам Ма аль-Айнина пришлось отступать на север — в регион Сегиэт эль-Хамра. Затем шейх с остатками сторонников двинулся на Фес, но был разгромлен французскими войсками, двинувшимися наперерез кочевникам.

В 1910 г., во время отступления в районе Тизнита, 79-летний Ма аль-Айнин скончался. Для французских колониальных властей смерть пожилого шейха была настоящим подарком — у западносахарских и мавританских кочевников более не было таких харизматических лидеров, как Ма аль-Айнин. После его смерти борьбу кочевников регейбат против французских властей возглавил сын Ма аль-Айнина аль-Хиба, который также провозгласил себя султаном Марокко. Но французы сумели заручиться поддержкой берберских племен мтуга, гандави и глауа, после чего разгромили войска аль-Хибы и выбили их из Марракеша. Затем, в 1912 году, войска аль-Хибы были оттеснены и из района Тарудант. Над Марокко был установлен французский протекторат. Полковник Анри Жозеф Гуро, дослужившийся в 1911 г., во время войны в Марокко, до генеральских погон, уже после Первой мировой войны получил известность и как верховный комиссар Франции в Сирии.

В 1920 г. Мавритания стала колонией Франции в составе Французской Западной Африки. Управление колонией осуществлял генерал-губернатор, назначавшийся французским правительством. Но французские власти не ликвидировали традиционные институты управления — шейхов и эмиров. Лишь в 1932-1934 гг., после очередных народных восстаний, во главе которых стояли местные феодалы, французские власти приняли решение о ликвидации эмиратов Адрар и Бракна. Тем не менее, среди прочих французских колоний Мавритания занимала особое место. Здесь фактически не действовали французские законы, в незыблемом состоянии сохранялась традиционная социальная структура, включая рабство, которое по факту сохраняется в этой африканской стране до сих пор. Очень незначительной была и численность европейцев — военнослужащих, чиновников и коммерсантов — проживавших в этой замкнутой сахарской стране. В современной Мавритании, а также у повстанцев Фронта ПОЛИСАРИО, выступающего за политическую независимость Западной Сахары, Ма аль-Айнин считается национальным героем.

topwar.ru

Король пустыни

Король пустыни

The Rake отправился на другой конец света протестировать новый люксовый кроссовер — Porsche Cayenne S третьего поколения

Поездки клуба Porsche Experience — это всегда сюрпризы, масса гастрономических и географических открытий, но главное — это новые модели. Перед Hilton Windhoek, где мы провели первую ночь, в ряд выстроились семь белоснежных Cayenne S. Мы не заставили себя долго ждать. Машины взревели моторами (обожаю этот суховатый мощный рык) и ровной колонной отправились покорять пустыню. Впереди и позади колонны шли машины с инструкторами. Связь осуществлялась при помощи спецраций, потому что из-за густых облаков пыли машинам приходилось двигаться на приличной дистанции друг от друга и обычные уоки-токи просто не добивали. Наш проводник Фрик Орбан по радио рассказывал об особенностях движения по пустыне. Довольно быстро мы съехали с асфальта на грунтовую дорогу. Тут даже Cayenne с его трехкамерной пневмоподвеской, трансмиссией Porsche 4D Chassis Control с полным приводом и амортизаторами адаптивного типа приходилось непросто: после грейдеров осталась такая гребенка, словно по дорогам прошел танковый полк.

Нечасто выпадает случай испытать автомобиль на бездорожье, а тем более в песках, — тем ценнее оказываются советы инструкторов

TIA, детка!

Внутри салона все узнаваемо «поршевское». Рулевое управление отлично сбалансировано. Под правой спицей находится переключатель: перещелкнул на «комфортный» («спорт», «спорт+», «индивидуальный») режим — и машина сразу же меняет настройки двигателя и шасси. Тем временем цвет песка под колесами темнел — из тускло-белого он становился то красным, то охристым. «Внимательно следите за цветом песка на дороге, — предупредил по радио Фрик. — Если цвет изменился, то изменилось покрытие…» Я чуть отвлекся — и на приборной панели вспыхнула красная лампа «Повреждено колесо».

Острый камень в секунду распорол покрышку, словно нож

На помощь прибежали техники с домкратом, пара минут — и новое колесо установлено. «Все нормально, — успокоил меня инструктор Рене. — Не забывай, TIA (This Is Africa)…» Эта аббревиатура объясняет многое. Нет связи, нет туалета, страшновато ночью выйти из палатки — TIA!

Инновационная подвеска позволяет Cayenne преодолевать практически любые препятствия — от глубоких канав до крутых косогоров

Высокие горы то придвигались вплотную к дороге, то отступали прочь, теряясь в клубах пыли, вылетающей из-под колес. Неожиданно посреди пустыни нарисовался настоящий замок — эко-отель Le Mirage Resort & Spa. Все здания сложены из грубо обработанного камня, в стиле отделки доминируют африканские мотивы. Окунувшись буквально на пару минут в бассейн во внутреннем дворике, мы отправились на «проводы солнца» — красочное зрелище, завершившееся ужином с национальными блюдами… Оказалось, что намибийцы готовят практически все: говядину, баранину, мясо антилопы, крокодила, зебры и другой дичи. Если окажетесь в этих местах, обязательно попробуйте твердые колбасы со специями «друэворс» и «ландьягер», пикантное тушеное мясо со специями «пойкикос», плов из ягнятины «боботи» и копченое мясо «раушфлейх» с ярким и необычным вкусом, приятно пахнущее специями и дымом. Запивать блюда стоит местным вином из арбузов «матаку» или крепким пальмовым самогоном «уаленде».

Тенистое ущелье, в котором стоял наш однодневный палаточный лагерь

Марсианские хроники

Поднявшееся над горизонтом солнце застало нас уже в пути: машины продолжили движение по пустыне Намиб. Почва снова поменяла свой цвет и стала коричнево-черной. По словам Фрика, это из-за высокого содержания в ней железа, которое за тысячи лет окислилось и превратилось в черный песок. Мы оказались на плато Соссусфлей с глубоким руслом пересохшей реки и красно-бурыми высоченными дюнами.

Возникло ощущение, что нас телепортировало на Марс и Cayenne, подобно космическим вездеходам, уверенно прокладывают путь по красным пескам

Нечто космическое есть и в оформлении салона кроссовера. Центральное место на передней консоли отведено большому сенсорному экрану, с помощью которого можно управлять различными настройками, в том числе ездовыми — отрегулировать коробку передач, двигатель или амортизаторы. В центральном туннеле кнопки сенсорные. На мой взгляд, они уступают привычным клавишам, которые можно нащупать не глядя: здесь, чтобы найти нужную, приходится отвлекаться от дороги.

Диких животных тут куда больше, чем сотрудников ДПС в городе

Покорив Марс, мы почти незаметно домчались до границы национального парка Намиб-Науклуфт, затем пересекли Тропик Козерога и понеслись дальше по песчаным барханам. Кстати, у Cayenne больше нет понижающей передачи, но есть внедорожные режимы: «Грязь», «Гравий», «Песок» и «Камни». Так что я включал «Песок» и спокойно рулил даже по высоким дюнам. Езда по песку напоминает вождение по толстому слою рыхлого снега: машина хуже слушается руля, в поворотах ее «тащит» к внешней стороне, а тормозной путь увеличивается в разы. Нужно плавнее выравнивать траекторию движения рулем и стараться ехать на одной скорости, не сбавляя оборотов. «Если перед вами автомобиль застрял в песке, — предупредил нас инструктор, — объезжайте, иначе и вы тоже застрянете. Держите газ! Go-go-go!»

От вездесущего песка в Африке невозможно укрыться

Долгая дорога в клубах пыли неожиданно закончилась тенистым ущельем, в котором был разбит палаточный лагерь. Можно даже сказать, pop-up-отель с просторными брезентовыми палатками и удобными кроватями. Позади каждой молниями были пристегнуты душевые кабинки с мешком воды, леечкой, раковиной и т. д.

Утром сервис в лагере оказался получше, чем в иных отелях: белые скатерти, столовые приборы, фарфор. Кстати, Porsche Team построила этот отель меньше, чем за один день

Но мы должны были следовать дальше — на побережье к городу Свакопмунд, где мы постепенно вернулись в лоно цивилизации в Strand Hotel Swakopmund. Пара бокалов игристого и прохладный океан смыли накопившуюся за сотни километров пробега усталость.

Редкая радость в пустыне — асфальтированная дорога

Утром едем в аэропорт и на небольших аэропланах компании Desert Air улетаем в лодж Nambwa Luxury. Лодж состоит из полутора десятков брезентовых бунгало, установленных на деревьях и соединенных подвесными мостиками. Внизу слоновья тропа, по которой серые исполины ходят на водопой к речке, где беззаботно плещутся крокодилы.

Перебирая в памяти лучшие моменты путешествия и анализируя свои впечатления от нового автомобиля, я подумал, что с идеальной управляемостью, абсолютной проходимостью и комфортом в любых условиях, Porsche Cayenne S устанавливает новый уровень в своем классе.

Каждое утро перед выездом мы проходили подробный инструктаж по маршруту

Советы бывалых

Из-за высокой температуры и низкой влажности воздуха в пустыне при движении машины образуются густые облака пыли, поэтому необходимо всегда держать приличную дистанцию до впереди едущего автомобиля, чтобы избежать столкновения.

Необходимо двигаться постоянно на тяге (скорость примерно 30–40 км/час), на грани — пока автомобиль не буксует, но в то же время еще не глохнет. Если вы все же увязли, то понизьте давление в колесах до 0,5–0,8 атм (возникнет бóльшая площадь контакта с поверхностью). Резких движений рулем делать нельзя, иначе покрышка соскочит с диска. После не забудьте вновь накачать колеса.

Спастись от жары во время движения пешком поможет одежда, прикрывающая все части тела, и импровизированный зонт из куска материи. Делайте несколько глотков воды каждые 20 минут. Если кончилась вода, то осмотритесь вокруг — в низинах, руслах пересохших ручьев, на участках скал и гор вы можете обнаружить влагу. Мягкие части мясистых растений пригодны в пищу и зачастую довольно питательны.

Porsche Cayenne S

Новое поколение Porsche Cayenne должно приумножить успех немецкой марки в сегменте кроссоверов премиум-класса. Сохранив узнаваемую форму (новый Cayenne легко отличить по светодиодной перемычке, соединяющей задние фонари), инженеры бренда серьезно переработали начинку и сделали автомобиль еще быстрее и технологичнее. Он построен на новейшей платформе MLB, которая уже легла в основу кроссоверов Bentley Bentayga и Audi Q7. У Cayenne S 2,9-литровый битурбированный мотор мощностью 440 л. с. Максимальная скорость — 265 км/ч, а при наличии дополнительного спортпакета кроссовер способен разогнаться до 100 км/ч меньше, чем за 5 секунд.

therakedaily.ru

Король пустыни | Нефтянка

В этот день ровно 40 лет назад король Саудовской Аравии, хозяин ОПЕК и человек года по версии журнала Time Фейсал ибн Абдул-Азиз Аль Сауд был убит собственным племянником, незадолго до того вернувшимся из США.

Для нас Король Фейсал интересен прежде всего тем, что после «войны Судного дня», или Октябрьской войны 1973 года, смог консолидировать арабские страны и добиться установления нефтяного эмбарго, что привело к четырехкратному росту цены на нефть. Таким образом, к титулам Короля Фейсала смело можно добавить звание Отца брежневской зажиточности и Архитектора застоя, поскольку роль цен на энергоносители в консервации позднего СССР сложно переоценить.

В память о Короле мы публикуем перевод посвященной ему статьи сентябрьского номера журнала Time за 1975 год.

Человек года: король пустыни и современный мир

Нефтяной кризис, который охватил мир в октябре 1973 года в результате войны на Ближнем Востоке, несет в себе определенные внутренние угрозы для Саудовской Аравии. Пожалуй, никто так этому не рад, как мрачный король Фейсал ибн Абдул-Азиз Аль Сауд. Цены на нефть ОПЕК, а у Саудовской Аравии в организации самые большие резервы, сильно бьют по экономикам запада, а отчаянная жажда топлива западных стран, в свою очередь, подталкивает Фейсала к масштабной модернизации пустынного королевства. У Фейсала не было более сложного положения со времен его прихода к власти в 1964 году, когда он сменил своего бесславного единокровного брата Сауда на троне. В это время, как бы ни странно это выглядело сейчас, его страна не могла обслуживать свой долг без кредитов Aramco. Первым делом король урезал расходы на содержание королевской семьи, которые покрывались из нефтяных доходов. По мнению одного из экспертов по Ближнему Востоку, сложность ситуации для Фейсала заключается в том, что «он по сути феодальный монарх, и чем больше он модернизирует страну, тем ближе он к тому, чтобы отрубить сук, на котором сидит».

Династии Аль Саудов до недавних пор ничто и никто внутри страны не угрожал. Они правили королевством более 150 лет, до 1891 года, пока не были свергнуты захватившими власть племенами (вторая оккупация эмиратом Джебель-Шаммар). Однако в 1901 году отец Фейсала, волевой Абдул-Азиз ибн Сауд, проведший детство в ссылке сначала в Бахрейне, затем в Катаре и, наконец, в Кувейте, вернул династии власть. Он последовательно силой усмирил кочующие племена и ослабил британское влияние. Наконец, в 1925 году войско из 45,000 бедуинов, во главе с Файсалом, в то время лейтенантом в армии отца, захватило Мекку, выбив из священного города Шарифа Хусейна, прадедушку нынешнего короля Иордании.

Это странная земля. На территории, по размерам сопоставимой с частью США к востоку от Миссисипи, огромные участки по-прежнему остаются изолированными и трудно достижимыми. Большинство населения (5.7 млн.) проживает в оазисах и городах. В самом крупном из них, Джидде, 400 000 (в настоящее время население Джидды превышает 3.5 млн. — Нефтянка). Нефтяной бум меняет королевство на глазах. В поисках хорошей жизни бедуины отказываются от кочевого образа жизни.

Сейчас на фоне того, что по закону королевства недра принадлежать народу, активно строятся новые города, бурятся новые скважины и повсеместно устанавливаются кондиционеры, ведь температура летом часто превышает 120 градусов по Фаренгейту. Строятся больницы и школы, расширяются дороги и улучшается инфраструктура. Саудовская Аравия, которая по прогнозам к осени 1975 года по валютным запасам станет первой страной в мире, обогнав ФРГ, планирует потратить колоссальные суммы на то, чтобы за пять лет синхронизировать рост в нефтяной промышленности с нефтехимией, металлургией, судостроением и производством удобрений. Вполне предсказуемо эти планы вызвали огромный интерес за рубежом. В прошлом месяце мусульмане, приехавшие на священный хадж в Мекку и Джидду, были вынуждены делить гостиничные номера с другими «паломниками» — в строгих костюмах и с кейсами в руках. В отличие от первых, святыни их мало интересуют — они охотятся на хлынувшие в страну нефтедоллары.

Решения о капитальных вложениях и развитии принимает лично Фейсал. Во многих других арабских странах — Египте, Йемене, Ираке и совсем недавно в Ливии, после прихода к власти Муаммара Каддафи, монархии были свергнуты в результате военных переворотов. В Иордании и Марокко тоже не все так безоблачно для королевских семей. Но власть Фейсала, чье имя в переводе с арабского значит «меч», крепка и абсолютна. Его многочисленная семья оказывает ему необходимую поддержку. У Абдул-Азиза ибн Сауда было 36 сыновей. Его сын, король Сауд имел 54 дочери и 52 сына. У Фейсала же восемь сыновей и шесть дочерей от четырех жен, с двумя из которых он развелся много лет назад, а одна умерла. Он и его единственная в настоящий момент жена Ифат в браке почти 40 лет. Таким образом, король является главой семейства, состоящего из 3,000 наследных принцев и 2,000 женщин королевских кровей из четырех поколений.

По всем важным вопросам Фейсал советуется со старшими принцами и главами племен, но решения принимает единолично. В отличие от соседних Бахрейна и Кувейта, где правители экспериментируют с законодательными органами, в Саудовской Аравии нет парламента, который Фейсал считает признаком слабости правителя.

В арабской традиции абсолютный монарх считается, как и Папа Римский, наместником Всевышнего на земле. Даже на улицах, пока Фейсал садится на пассажирское кресло своего белоснежного Chrysler New Yorker он ненадолго замирает и прислушивается к возгласам толпы. Как вспоминает один из его помощников, однажды он уже готов был сесть в машину, занеся одну ногу, как простой бедуин побежал в его сторону с криками «Ya, Fasal» (арабское приветствие). Охрана погналась за смельчаком, но король остановил их. «Не уводите его»,— сказал он, — «возможно, он хочет сказать мне что-то важное». Они пообщались несколько минут, и незнакомец ушел с улыбкой на лице.

Фейсал воспитан не только в традициях своего племени. Он глубоко религиозен. Король молится пять раз в день, как того требует ислам. Он любит выезжать с ковриком для молитв на морское побережье и проводить много времени, медитируя у моря. По вечерам каждый вторник он посещает мечеть для молитвы, а затем приглашает домой прихожан на послемолитвенную трапезу. Он ведет более аскетический образ жизни, чем многие из его подчиненных. Он терпеть не может роскошь. Когда он сменил на троне брата Сауда, он счел его дворец в Джидде «чрезмерно пышным» и приказал впредь использовать его только для приема гостей. Он не любит, когда ему целуют руки и терпеть не может обращения «Ваше Величество», предпочитая скромные «Брат» или Фейсал. Величество, как поясняет Фейсал, это атрибут Всевышнего. Вместо современного костюма он надевает традиционный арабский хлопковый ихаб, который арабы обычно носят под абайей. Его пища, как правило, пресная. После нескольких операций на желудке он ест только вареный рис. Он работает 16 часов в сутки, что почти не оставляет ему времени на личную жизнь. Но для населения королевства Фейсал ослабил многие императивы ислама. Чем он старше, тем благосклоннее. Внутри страны Фейсал требует правильного поведения от членов королевской семьи и элиты, но если кто-то спускает миллионы в Монте-Карло или Лас-Вегасе, то публично за это не осуждает.

Жизнь обычных подданных также улучшается. На рынке труда настолько большое предложение, что в стране полностью отсутствует безработица. Доходы даже неквалифицированных рабочих в последнее время подскочили с $2 до $5 в день. Государство субсидирует покупку еды, которая по большей части импортируется из более плодородных стран, и продукты относительно дешевы. Населению доступны ипотечные кредиты, а медицинское обслуживание и образование бесплатны. Галлон бензина стоит смешные 13 халалов (0.13 реала). На этом фоне неудивительно, что импорт автомобилей увеличился в три раза за последний год.

Отчасти по просьбе жены Ифат Файсал впервые разрешил саудовским женщинам учиться в школах. В настоящее время учится уже более 210,000 девочек (и 517,000 мальчиков). Некоторые саудовские женщины, по крайней мере за границей, снимают чадру и меняют свои целомудренные одежды на модные наряды. Недавно женщинам даже разрешили работать на телевидении в кадре. Когда консервативные арабы спрашивают Фейсала о причинах столь значительных перемен, он отвечает: «Революции могут идти от трона, а могут от заговорщиков».

По мере того, как увеличивается состояние королевской семьи, растет и политический вес Фейсала. Он частый гость на крупных саммитах и форумах, как, например, на недавней конференции в Рабате. Он регулярно встречается с другими лидерами арабских стран. Однако он не часто выступает перед аудиториями. Его соотечественники говорят, что он просто следует одной из своих любимых поговорок: «Бог дал человеку два уха и один язык, поэтому он слушает в два раза больше, чем говорит». Один факт, тем не менее, бесспорен. Деньги Фейсала объединили арабский мир. В Рабате не в последнюю очередь благодаря ему лидеры Саудовской Аравии, Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов договорились выделить $2.35 млрд. Египту, Сирии, Иордании и Организации освобождения Палестины (ООП) на борьбу с Израилем. Он поддерживает палестинцев, но четко разделяет ООП и некоторые марксистские течения внутри автономии. Он не дает денег таким образованиям, как, например, Народный фронт освобождения Палестины, чьей целью является не только борьба с Израилем, но и свержение арабских монархий. Хотя он уже не опасается угрозы нападения со стороны соседей, как это было несколько лет назад во времена Гамаль Абдель Насера в Египте, у Фейсала есть другие внешние проблемы. Одна из них — шах Ирана Мохаммед Реза́ Пехлеви́, находящийся по другую сторону Персидского залива, который саудиты упорно называют Арабским. У двух абсолютных нефтяных монархов серьезные расхождения в трактовке религии (шах и его подданные шииты, а саудиты — более ортодоксальные сунниты) и вопросах обороны залива.

Тем временем, внутри страны тоже есть проблемы, которые тесно связаны с проходящей модернизацией. В первую очередь речь идет о бюрократической машине, не поспевающей за модернизацией. Правительство, которое 4 месяца не может сделать рабочие визы для иностранцев, не справится и с хлынувшей в страну иностранной рабочей силой, которая скоро превысит 2 миллиона. Королевство, которое всегда загоняло иностранцев в гетто — даже дипломатической столицей по решению королевской семьи стал не Эр-Рияд, а Джидда, — должно учиться жить с иностранцами, число которых будет превышать 25% от общего населения.

Другие изменения могут быть еще более сложными. Возможно, нефтяной бум начнет формирование современного среднего класса — прослойка обеспеченных и хорошо образованных людей, не желающих жить в абсолютной монархии. Также есть угроза социалистической революции, по примеру Ливии, Судана, Перу и, совсем недавно, Эфиопии. Это может подорвать государство. Если в результате подобной революции будет свергнут режим, то запад вряд ли будет безучастно взирать на приход очередного красного полковника, вроде непредсказуемого Каддафи в Ливии. Западные страны слишком сильно зависят от саудовской нефти. Большинство аналитиков считает подобную угрозу почти нереальной — все-таки более 3,000 членов королевской семьи контролируют все органы государственной власти, но никто не знает, как все будет на самом деле.

Сам Фейсал может и не пережить подобный кризис. Его здоровье небезупречно. В стране в открытую говорят о его потенциальных преемниках. По традиции преемником будет не один из сыновей Фейсала, а один из 31 его братьев, доживших до этого дня. Скорее всего выбор семьи упадет на 53-летнего принца Фахда ибн Абдул-Азиза Аль Сауда. Высокий, статный красавец в настоящий момент занимает пост второго вице-премьера и возглавляет министерство внутренних дел. Он не только хорош, как политик, но и является одним из семи сыновей ибн Сауда, рожденных от одной матери из семьи Судеири. Никто в семье в настоящее время не может похвастаться такими кровями.

Если Фахд станет королем, скорее всего он продолжит курс эволюционного абсолютизма. В интервью журналу TIME на своей вилле в Джидде принц отверг возможность свободных выборов. «Мы хотим использовать элиту нашей страны и мы убеждены, что в результате выборов элита не придет к власти пока в стране такой уровень образования». Это его собственные слова. Мудрость, которая больше всего ценится среди блеска черного золота в королевстве. Ее, очевидно, он перенял у короля Фейсала.

Понедельник, 6 Января 1975

Комментариев:

neftianka.ru

   Уилфред Тесиджер, король пустыни. 500 великих путешествий

   Уилфред Тесиджер, король пустыни

   Уилфред Тесиджер родился в Аддис-Абебе: его отец занимал пост британского посла в Эф иопии. Послу учебы в Англии ему снова пришлось вернуться в Африку: император Эфиопии Хайле Селассие лично пригласил молодого выпускника Оксфорда на свою коронацию. Так в 1930 г. уроженец Аддис-Абебы вновь оказался в этом городе. А в 1933 г. Тесиджер во главе экспедиции, финансируемой Королевским географическим обществом, отправился к верховьям реки Аваш. Во время этого путешествия Тесиджер первым из европейцев вступил на земли султаната Аусса (на севере Эфиопии) и побывал на берегах озера Аббе, откуда повел экспедицию на восток, к заливу Таджура. Впоследствии, в 1935 г., Тесиджер служил в колониальной администрации в Дарфуре и на Верхнем Ниле, с началом Второй мировой войны сражался с итальянцами в Эфиопии и в Северной Африке. А в 1945 г. он уже был в Аравии: организация по борьбе с саранчой направила его в южные пустынные районы этого полуострова изучать природу здешних мест. Перед путешественником открылись бескрайние пески Руб-эль-Хали – обширной пустыни, протянувшейся через весь юг Аравийского полуострова и подступающей к его юго-западному, южному и восточному побережьям…

       Почти 5 лет, с 1945 по 1949 г., Тесиджер путешествовал по югу Аравии. Он прославился тем, что дважды пересек Пустую Четверть – «пустыню пустынь», одно из самых гиблых мест на земле. Это огромное безводное пространство, занимающее юго-восточную четверть Аравийского полуострова, представляет собой безжизненный песчаный океан; даже пустыня Сахара по сравнению с ним может показаться цветущим садом. Английский путешественник стал одним из первых европейцев, побывавших в этих местах. Позже Тесиджер писал: «Ни один побывавший здесь не останется таким, каким был прежде. Через всю жизнь он пронесет в душе печать пустыни, печать, выжженную огнем. А также настойчивое желание, глубина и интенсивность которого зависит от харак тера данной личности, снова вернуться в засыпанные песком пространства». О своих странствиях в пустыне путешественник рассказал в книге «Арабские пески» (1959). После этого Тесиджер побывал еще во многих странах и областях – Ираке, Иране, Курдистане, Западной Африке, Пакистане и Кении, написал книгу об обитателях низовий Тигра и Евфрата – «Болотные арабы» (1964), но все же более всего он прославился как покоритель пустыни Руб-эль-Хали. Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Король пустыни: rider3099 — LiveJournal

Сагуаро — это не просто символ штата Аризона, но и настоящая звезда Голливуда. Многие десятки лет он снимается в вестернах. И очень даже успешно!
1.

Говоря о месте его «проживания», оно весьма ограничено. Сагуаро можно любоваться в Аризоне, Мексиканских штатах Сонора и Нижняя Калифорния и на границе Нижней Калифорнии со штатом Калифорния, США. Еще его можно встретить кое-где в пустыне Сан Фелипе, что находится в Мексике.
2.

Сложно поверить в то, что этот кактус живет удивительно долго для растения, а именно до 200 лет! А еще где-то в Аризоне имеется огромный сагуаро, высота которого достигает 14 м, а обхват «ствола» — 3 м. Но мы его не видели, потому что не доехали до этого места.
3.

Представляете, для того, чтобы у кактуса образовались боковые отростки, похожие на руки, должно пройти не менее 75 лет!
4.

Молодые сагуаро, у которых нет «рук», называют копьями.
5.

На вершинах «рук» и на «макушке» кактуса образуются цветы, а затем плоды.
6.

Скорость роста и высота сагуаро зависит от количества выпадемых осадков.
7.

Интересна и структура кактуса: снаружи он покрыт древовидной тканью, которая идет параллельными полосами и помогает сохранять растению цилиндрическую форму. Дальше располагается толстый белый слой, а за ним — сочная сердцевина.
8.

Обратите внимание на колючки! Пока сагуаро юн, они растут очень быстро, буквально по миллиметру в день. Потом их рост прекращается, но кактус-то сам продолжает расти, а значит, появляются новые колючки. В общем, чем ближе к «макушке», тем моложе колючки.
9.

Как вы думаете, какие корни у сагуаро? Стержневой корень невелик — меньше метра длины, но от него отходят два яруса радиальных корней. Один из них состоит из толстых и коротких разветвлений, а во втором тонкие корешки уходят на глубину, равную высоте самого кактуса. Никакие ветры нипочем этому растению.
10.

Цветет сагуаро с апреля по июнь. В ночное время его опыляют летучие мыши, а в дневное — маленькие птички и пчелы. В конце июня созревают ярко-красные плоды. Говорят, что они очень вкусные, несмотря на наличие в них большого количества семян.
11.

Размножается растение только семенами, никакие отростки или части ствола не могут использоваться в качестве черенков.
12.

Для большей полноты ощущений, предлагаю проехаться по сагуаровому лесу:

День нашего близкого знакомства с сагуаро пришелся как раз на праздничный День Благодарения. И что вы думаете? На ужин у нас таки была индейка! В виде шашлыков, приготовленных Павлом.
13.

14.

Готовы!
15.

С клюквенным соусом, пюре со специальной подливкой и еще одного сложного гарнира.
16.

Употреблялось с виски.
17.

Продолжение следует…

С вами были мы все. А вы бы хотели попробовать плоды сагуаро?
Чмоке!

rider3099.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о